язык журнала
Переводил с Арабского: Проф. Ноаман аль-Мусауи
Переводил с Арабского: Проф. Ноаман аль-Мусауи
Номер журнала 48

Пять-шесть лет - это промежуток времени между смертью и рождением трех из наиболее знаменитых поэтов популярного стихотворения в Арабском Заливе и Аравийском Полуострове соответственно, как если бы судьбы что-то рисовали этому стихотворению на линии эволюции и перехода словарного запаса от одного случая к другому. Подумайте, мой дорогой читатель, о рождении и смерти этих трех поэтов, которые оставили свой след в ходе развития поэтического текста из пустыни в настоящее время, о степени его распространения и продолжающемся воздействии на народные настроения в течение этих лет, не стираясь, или их память исчезает, и их стихи забываются.

Я имею в виду поэтов: Саудовского Мухаммеда Бен Лаабуна (1790-1831), кувейтского Абдуллу Аль-Фараджа (1836-1901) и катарского Мухаммеда бен Джассима Аль-Файхани (1907-1939). Вы будете удивлены степенью связи текстов их стихов с развитием словарного запаса народной песни в странах Арабского Залива, как будто каждый из них представил то, что у него есть, а затем вручил факел тем, кто его преследует.  Мохамед Бен Лаабун пришел из пустыни в центральной части Наджда, где набатейская (или простонародная) поэма в великолепии языка пустыни и ее странном словаре для городского  жителя исполнялась на ребабе в слух, независимо от того, насколько диапазон прослушивания был ограничен. Поэт любил играть на ребабе и оставлять свои следы на тамбурине, затем он переехал в Бахрейн на восточной оконечности Аравийского Полуострова, где мягкость диалекта стран Арабского Залива, свежесть его мест артикуляции, простота его словесных структур, пение «Аль-Хамари» и «Аль-Самари» и процветающая деятельность групп смешанного народного искусства и продвижение их произведений в более широком диапазоне прослушивания. Это было обширное поле для практики исполнительских искусств на тамбурине, который был освоен Бен Лаабуном и наделил их мелодиями под названием «Лаабунат».

Набатейский поэт Абдулла Аль-Фарадж вырос и получил образование в Индии и смог освоить индийский язык, который отличается широкой разнообразностью, включая искусство мелодии и пронзительного моторного исполнения, также изучал музыку и увлекался живописью и фотографией и впитывал индийскую культуру, а затем переехал из Индии в Бахрейн после того, как он рассеял то, что наследовал от своего богатого отца денег, желая испытать расцвет народного певческого искусства и атмосферу художественной либерализации, основал вокруг себя литературную и художественную деятельность, состоящую из набатейской поэмы, лирической поэзии и искусства знаменитого мелодичксого «напева» или «сота».

Поэт Мухаммед аль-Файхани - моряк из зажиточной семьи прибрежного города, который процветал в индустрии жемчуга. Эта индустрия сопутствовалась богатыми рабочими песнями, известными своими расширенными и уникальными мелодичными ритмами. Психологическое разочарование окружало жизнь этого поэта из-за невозможности жениться на тех, кто он любил, он страдал неблагодарностью со стороны тех, кому он доверил и на кого он возлагал свои надежды, писал тонкие и свежие любовные стихотворения, большинство из которых обращались в основном к проектам для мелодий, которые обнародивались и стали широко знаменитыми.

Этот удивительный поэтический, лирический и человеческий синтез и эта совершенная роковая историческая последовательность передали популярное стихотворение на его языке, сброшенное в кочевой набатейской газели в Центральной Аравии, пограничным городам, включая тон мягкости, свежости и разнообразия. Любой, кто читает стихи Бен Лаабуна перед тем, как он приехал в Бахрейн и широко общался с художественной атмосферой, а затем послушает текст песни «Али, давай воспевай громким голосом . . Ты, женшина, не растопи маску», - одна из самых популярных народных песен, слава о которой разошлась по всем странам Арабского Залива и Аравийского Полуострова, которую повторяли гортани знаменитых певцов, обнаружит огромный разрыв между тем, чем была его поэзия и тем, что стала. Если вы дойдете до напева, древнего искусства морских рабочих в Арабском Заливе, вы найдете, что Абдулла Аль-Фарадж сидит на вершине поэтов, лояльных его текстам, которые стали самыми важными из пословиц в широкой публике, таких как знаменитая половина, которая часто повторялась на языке людей: «Огонь сжигает лишь ногу, которая на него наступает». В этом духе можно сравнить любую из песен или напевов аль-Фараджа с любым набатейским стихотворением до того, как он приехал жить в Мухаррак, Бахрейн. Роль Абдуллы Аль-Фараджа, славного музыканта и опытного игрока на лютне, не может быть упущена при разработке знаменитого искусства «напева» или «сот», которым высоко гордится район Арабского Залива. Что касается катарского поэта Мухаммед Аль-Файхани, то его любовь к девушке Май - одна из самых известных девственных любовных историй в Арабском Заливе, и певцы Залива часто поют свежие стихи, которые этот великолепный поэт сочинял. В словаре этих стихов  обнаруживается вершина того, что достигнул диалект при его переходе из пустыни в город в то время. Народы Арабского Залива не могут забывать текст песни «Мы довольны и полны их заботой . . Мы плакали на порогах их домов», это было одно из его стихотворений наряду со многими поэтическими текстами, превращенными в популярные песни, до сих пор присутствует в памяти популярных эмоций.

В этой спешке невозможно исследовать пути развития диалекта поэтического текста в разговорной поэме в странах Арабского Залива в его переходе от пустыни к городу с продолжением набатейского стихотворения как популярного современного лирического текста, такого как свежие набатейские поэтические тексты Его Высочества, поэта-принца Халида Аль-Фейсала и принца Поэта Бадра Бин Абдуль Мухсена и других поэтов.  Эти поэтические тексты воспевают певцы в Саудовской Аравии и они очень популярны в странах Залива и арабского мира.

Видите ли вы, когда же мы встретим в этом дорогом регионе арабского мира состоятельного эксперта-исследователя, кто сможет заняться такими важными исследованиями, которые стали необходимостью для тех, кто придет за нами?

Мы с нетерпением ждем и надеемся.

  

                                                      Али Абдулла Халифа

                                                         Главный Редактор